img_0366.4c239fa2a1d24afa82e5209f5077d106.jpg
GISMETEO: Погода по г.Самара
Главная Герои земли Самарской Волчков Сергей Николаевич.
Волчков Сергей Николаевич. PDF Печать
12.06.2010 17:38

Волчков Сергей Николаевич.

1955 г.рождения.

Воевал в Афганистане в 1983-1984гг, в 1988-1989гг.

Награды: 2 ордена «Красная Звезда», Орден «За службу в ВС СССР 3-й степени», медаль «За боевые заслуги», медаль «Воин - интернационалист».


Начал службу в качестве авианаводчика, т.е. офицера боевого управления на поле боя. За первый год пришлось повоевать в провинциях: Баграм, Шинданд, Герат, Фарах, Газни, Гардез.
От самого начала второй Панджшерской кампании до её завершения находился в боевых порядках 181 Отдельного мотострелкового полка, которым командовал, ставший в последствии легендарным командиром корпуса, а тогда просто подполковник Рохлин Лев Яковлевич. С ним Сергей Николаевич пролазил Панджшерское ущелье вдоль и поперёк.

Сергей Николаевич: «Моя работа начиналась там, где пехота не могла поднять под обстрелом головы - а мне не по должности было прятаться. Ведь, чтобы наводить авиацию на «душманов», их самих нужно лично видеть, но в этот момент будут видеть и они тебя и сосредотачивать огонь на одиноко торчащей голове.
Первый орден «Красной звезды» я получил не за какой-то один героический поступок. Впрочем, и остальные тоже. Но и не просто за красивые глаза. Военная система награждения такова, что ты пока жив, постоянно должен совершать что-то вроде подвига, а начальство потом, может быть, тебя заметит и представит к награде.

5 января 1984 года. Провинция Шинданд. Прочёска кишлаков. Вечер. Около 5 часов я увидел солдат в танковых шлемах с номером «072». В роте была БМП с таким номером. Я спросил командира роты, что эти солдаты в шлемах тут делают. Он ответил, что БМПшку подбили, а в люке горящей машины остался заместитель начальника штаба батальона. Меня как подбросило – ведь надо пока БМП не взорвалась вытаскивать человека! На другой БМП мы вплотную подъехали к чадящей машине, и я перепрыгнул на раскалённую броню. Как потом выяснилось, я сжёг ботинки и перчатки. Рывком вытащил горящего из башни, сбросил его на землю, схватил его раскалённый автомат и сам спрыгнул на землю. Попытался за руки тащить раненого, но силы меня покинули. Дождался помощи от солдата. Мы вдвоём загрузили раненого, захлопнули люк, залезли на броню и отъехали всего на 30-40 метров, как горящая БМП взорвалась. Ночью я только понял, в какой авантюре участвовал. Но когда я вызвал вертолёт и перегрузил раненого, я был счастлив - спас человека… Каково же было моё разочарование когда минут через десять полёта лётчик передал мне в эфир: «тот капитан… он умер». Вот тут слёзы сами выступили из глаз…

Афганистан закалял. Не только войной, но и условиями существования. Были и многочасовые прозябание – засады в ледяных болотах под пронизывающим ветром, и многокилометровые марш – броски под палящим зноем на пределе и за пределом  возможностей, о которых я ничего и не знал до армии…Ну а про боевые операции и говорить нечего: мы все – солдаты и офицеры – были героями на той